Банковская тайна и налоговое администрирование в странах Европы (часть 4)

Исключения из банковской тайны. Международный обмен банковской информацией для налоговых целей

 

Право национальных налоговых органов получать из банков информацию распространяется как на резидентов, так и на нерезидентов страны, при условии, что счет открыт в банке этой же страны. Однако во многих случаях налоговым органам для расследования налоговых преступлений необходимо получать доступ к банковской информации из других стран.

В этой связи отдельный интерес представляет проблема обмена информацией между налоговыми органами различных государств, включая право национальных органов получать банковскую информацию с целью ее передачи иностранным налоговым органам.

 

В настоящее время обмен информацией может осуществляться следующими способами:

  • Автоматически налоговыми органами;
  • Автоматически налоговыми органами (на основании Директивы ЕС 2003/48/EC о налогообложении дохода от сбережений);
  • По запросу налоговыми органами для целей налогового администрирования (проверки правильности и полноты заполнения деклараций и уплаты налогов);
  • По запросу налоговыми органами или судами для целей уголовного производства по налоговым вопросам.

Автоматический обмен информацией между налоговыми органами явление не новое, но и не столь широко распространенное. Подобный обмен осуществляется, как правило, на добровольной основе по инициативе налоговых органов страны предоставляющей информацию. Так, Великобритания, Дания, Финляндия, Франция, Швеция автоматически передают банковскую информацию своим партнерам по налоговым соглашениям. В ряде случае такой автоматический обмен ограничен условиями налогового соглашения (Дания, Франция, Швеция) [1; Р. 40]. Как правило, на автоматической основе передается информация, касающаяся резидентов государства партнера по налоговому соглашению, получившего доход на территорию государства передающего информацию, не зависимо от того облагались ли налогом такие доходы или нет.

Автоматический обмен информацией до недавнего времени проходил спорадически и основывался на доброй воле налоговых органов передающих государств, так как правовые основания для такой передачи информации, как правило, отсутствуют.

В то же время с недавнего времени (с 1 июля 2005 года) в странах ЕС действует Директива о налогообложении дохода по сбережениям. Данная директива охватывает своим действием только физических лиц – резидентов ЕС, а также граждан ЕС, проживающих за пределами ЕС, но не могущих предоставить сертификат налогового резидента из страны постоянного проживания. Отметим сразу , что эта Директива касается не только стран входящих в ЕС, но целого ряда других стран, как расположенных в Европе, так и весьма далеко от ее границ. Действие директивы распространяется: на Андорру, Монако, Лихтенштейн, Сан-Марино, Швейцарию, а также фактически и на Ангилью, Каймановы острова. Монтсерат, Тюркс и Кайкос, Арубу, Нидерландские Антильские острова и ряд других зависимых и ассоциированных территорий.

Целью Директивы было установление режима обмена информацией для налогообложения доходов физических лиц – резидентов ЕС имеющих счета за пределами страны своего постоянного проживания. При этом налогообложение должно осуществлять по законодательству страны, постоянного проживания резидента ЕС. По мысли чиновников это должно было воспрепятствовать оттоку капиталов из стран с высоким уровнем налогообложения сбережений в более благоприятные страны.

С этой целью банки расположенные в странах ЕС и других государствах, на которые распространяется действие Директивы, должны были передавать своим налоговым органам определенный объем информации, а налоговые органы, в свою очередь, обязаны были передавать эту информацию налоговым органам тех стран, где постоянно проживает резидент ЕС – получатель дохода.

Однако еще при принятии этой Директивы возникли серьезные препятствия. Австрия, Бельгия и Люксембург отказались от предоставления подобной информации, мотивируя это тем, что их финансовая отрасль пострадает, т.к. европейцы просто переведут свои средства в банки Андорры, Лихтенштейна и Швейцарии. В качестве компромисса трем странам «бунтовщикам» было позволено вместо предоставления информации облагать налогом доходы соответствующих резидентов. А 75% от суммы удержанного налога переводить налоговым властям государства, где постоянно проживает получатель дохода. Такая ситуация будет длиться в течении переходного периода, который закончится, как только Андорра, Лихтенштейн и Швейцария откажутся от своих положений о банковской тайне.

В Таблице 3 приведены станы, которые осуществляют автоматическую передачу банковской информации налоговым органам других стран, в отношении резидентов других стран.

 

Таблица 3

Страна Информация, которая передается на автоматической основе
На основании Директивы ЕС 2003/48/EC
Ангилья, Великобритания, Венгрия, Германия, Гибралтар, Греция, Дания, Ирландия, Испания, Италия, Каймановы о-ва, Кипр, Латвия, Литва, Мальта, Монтсерат, Нидерланды, Польша, Португалия, Словакия, Словения, Финляндия, Франция, Чешская Республика, Швеция, Эстония Информация передается только в страны ЕС, Ангилью и Монтсерат.

Передаются:

1)      данные о резидентстве получателя средств;

2)      номер счета получателя средств или иную информацию позволяющую установить основание для получения процентов;

3)      информацию о полученных процентах.

На других основаниях
Великобритания, В страны партнеры по соглашениям об устранении двойного налогообложения

Передаются:

1) данные, касающиеся выплаченных процентов

Дания, Франция, Швеция В страны партнеры по соглашениям об устранении двойного налогообложения

на основании взаимности

Финляндия Во все страны без ограничения:

данные, касающиеся выплаченных процентов

 

Таким образом, если с автоматической передачей информации не возникает, никаких юридических препятствий, то удовлетворение запроса иностранных налоговых властей, порой наталкивается на серьезные трудности.

Во-первых, обычно для удовлетворения таких запросов необходимы определенные юридические основания. Обычно такими основаниями являются, либо двухсторонние соглашения об устранении двойного налогообложения, либо иные двух или многосторонние соглашения. По сфере применения таких соглашений можно выделить:

  • Соглашения или предписания регулирующие обмен информацией между государствами ЕС;
  • Соглашения, регулирующие обмен информацией с государствами не входящими в ЕС.

Страны члены ЕС одобрили Директивы ЕС 77/799/EEC, 79/1070/EEC и 92/12/EEC (Статья 30) которые позволяют им обмениваться информацией внутри ЕС касающейся прямых и косвенных налогов. Также есть и совместная многосторонняя Конвенция ОЭСР и Совета Европы по взаимной административной помощи по налоговым вопросам, которую по состоянию на 2000 год ратифицировали 8 стран (Дания, Исландия, Нидерланды, Норвегия, Польша, США, Финляндия и Швеция), которая также позволяет странам обмениваться информацией касающейся прямых и косвенных налогов. Аналогичная конвенция подписана и северными странами (Норвегия, Исландия, Финляндия, Швеция), позволяющая северным странам обмениваться информацией по любым налогам, кроме импортных пошлин. Также не следует забывать и о двухсторонних соглашениях об устранении двойного налогообложения. Большинство таких соглашений в странах ЕС основано на Модельной конвенции ОЭСР.

Обмен информацией согласно налоговым соглашениям обычно регулируется условиями, основанными на Статье 26 Модельной конвенции ОЭСР. Статья 26 требует от Договаривающихся государств «обмениваться такой информацией настолько, насколько это необходимо для выполнения условий такой Конвенции или национального законодательства договаривающихся государств касающегося налогов любого рода… и не входящих в противоречие с Конвенцией». В соответствии со Статьей 26 полученная информация «считается секретной в той же степени как информация, полученная в соответствии с национальным законодательством, и может быть раскрыта только лицам или властям (включая суды и административные органы) занятым оценкой и сбором .… в отношении налогов…».

Во-вторых, препятствием, для удовлетворения запроса служит и сам характер запроса, т.е. запрашивается ли информация для целей налогового администрирования или для осуществления уголовного производства. В последнем случае для получения информации используются не налоговые соглашения, а соглашения о правовой помощи.

Большинство стран ЕС подписали договора о взаимной правовой помощи, как между собой, так и со странами ОЭСР и не входящими в ОЭСР, позволяющими обмениваться банковской информации в случаях, когда речь идет о налоговых преступлениях. Кроме того, многие страны являются участниками Гаагской конвенции по вещественным доказательствам, которая предусматривает обмен информацией касающейся гражданских и административных налоговых вопросов. И, наконец, многие европейские страны являются участниками Европейской конвенции по взаимной помощи по уголовным делам от 20 апреля 1959 года, которая посредством Дополнительного протокола распространена и на налоговые вопросы. Дополнительный протокол ратифицирован Австрией и Великобританией, Венгрией и Германией, Грецией и Данией, Ирландией и Исландией, Испанией и Италией, Люксембургом (пока не имеет силы), Нидерландами и Норвегией, Польшей и Португалией, Финляндией и Францией, Чешской Республикой и Швецией. Эта конвенция также подписана Бельгией и Швейцарией, но еще не вступила в этих странах в силу.

В-третьих, препятствием служит сама информация, которая запрашивается иностранными налоговыми органами. По своему характеру эта информация может быть разделена на две категории:

  • Информация, которой налоговые органы уже владеют, по результатам своей деятельности или полученной в соответствии с требованиями местного законодательства.
  • Информация, которой налоговые органы не владеют.

В отношении информации, которая на законном основании находится в руках налоговых органов, не существует ни каких иных ограничений, нежели те, которые наложены национальным законодательством или действующими международными договорами.

Несколько выше была сделана оговорка, о законности в отношении информации находящейся в распоряжении налоговых органов. В действительности эта оговорка не носит формального характера, так, например, если налоговые власти Бельгии в ходе проверки финансового института получили определенную информацию о налоговом статусе клиента этого банка, то, не смотря на тот факт, что эта информация есть в их распоряжении, они ее не могут передать иностранным налоговым властям. Национальное законодательство запрещает использование такой информации для налогообложения такого лица. Фактически эта информация должна быть получена налоговыми властями заново и уже в отношении этого конкретного лица.

В том же случае, если налоговые власти не имеют в своем распоряжении информации, которую запрашивают иностранные налоговые власти, они такую информацию могут получить в банке в своей юрисдикции. Или не могут. Большинство стран ЕС может получать информацию из банков для целей обмена информации в соответствии с условиями налоговых соглашений. Но такого права лишены налоговые власти Люксембурга. Среди тех стран, которые могут получать банковскую информацию с целью ее обмена с другими странами большинство могут получать ее тем же образом, как и информацию, получаемую для местных налоговых целей. Некоторые страны – Греция и Великобритания не могут получать информацию из банков исключительно только в интересах иностранной стороны, они должны иметь свой интерес в такой информации. Однако Великобритания имеет исключение из этого правила, которое касается обмена информацией в соответствии с Директивой ЕС о взаимной правовой помощи

В Таблице 4 приведены отдельные наиболее характерные ограничения на запрос информации для налоговых целей для ее последующей передачи иностранным властям.

 

Таблица 4

Страна Характер ограничений на запрос информации для передачи ее иностранным налоговым властям
Андорра Полный запрет для не уголовных налоговых запросов.

Для уголовных запросов решение может быть принято судом, по предложению специальной комиссии, при условии, что: преступление является таковым и по законодательству Андорры; и серьезно, чтобы была задействована судебная система Андорры; и не затрагивает основы правовой системы Андорры; и… В общем все это применимо для многих преступлений, вот только налоговые нарушения таковыми по андоррскому законодательству не являются

Великобритания Налоговые власти не могут запрашивать информацию, если она не нужна для собственных налоговых целей, т.е. с целью исключительной передачи иностранным властям. Данное ограничение не распространяется на предоставление информации в рамках ЕС и для многих государств членов ОЭСР
Люксембург Налоговые органы не могут требовать у банков предоставления информации для целей налогообложения по запросу иностранных налоговых органов.

 

Для уголовных запросов связанных с налоговым мошенничеством налоговые власти могут запрашивать информацию у банков для передачи ее иностранным налоговым органам.

Лихтенштейн Полный запрет для не уголовных налоговых запросов

Для уголовных запросов по налоговым вопросам информация с рядом исключений может быть предоставлена только США (только случаи налогового мошенничества, но не уклонения от налогообложения).

Португалия Для не уголовных запросов нет ограничений на информацию статистического свойства и на законном основании находящуюся во владении налоговых властей.

 

Информация по уголовным запросам по налоговым преступлениям может быть получена без существенных ограничений.

Швейцария Полный запрет для не уголовных налоговых запросов

 

Для уголовных запросов связанных с налоговым мошенничеством налоговые власти могут запрашивать информацию у банков для передачи ее иностранным налоговым органам.

 

 

Трансграничные ограничения по получению доступа к банковской информации для налоговых целей

 

Не смотря на легкость получения налоговыми органами доступа к банковской информации, и кажущуюся урегулированность вопросов международного обмена полученной информацией, на практике, налоговые органы постоянно наталкиваются последние «бастионы» защитников банковской тайны.

 

Существенным препятствием для получения помощи и, соответственно, информации, даже по уголовным делам, является т.н. институт «двойного инкриминирования». Суть этого института состоит в том, что для того чтобы запрос был удовлетворен, действия лица, в отношении которого запрашивается информация, должны образовывать состав преступления не только в запрашивающей стране, но и в стране, куда запрос поступил. Понятно, что данный институт не является препятствием для получения информации в случае общепризнанного преступления, например, убийства или торговли наркотиками. Но надуманность налоговых «преступлений» часто является непреодолимым препятствием для получения информации из банков.

В настоящее время активными сторонниками применения института «двойного инкриминирования» являются Андорра, Лихтенштейн, Люксембург и Швейцария.

Однако в последние годы со стороны Швейцарии были сделаны большие подвижки по облегчению доступа к банковской информации для целей уголовного преследования по налоговым вопросам. Начиная с 2001 года, Швейцария инициировала пересмотр своих налоговых соглашений с рядом стран Европы. Цель таких шагов – облегчить получение иностранными налоговыми властями банковской информации необходимой для предотвращения налоговых преступлений [2; Р. 10]. Вместе с тем различия в трактовке налоговых преступлений по-прежнему остаются серьезным препятствием для получения банковской информации в случае «двойного инкриминирования».

  • Для устранения этой проблемы на уровне ОЭСР была сделана попытка унифицировать определение налогового преступления. В итоговом документе ОЭСР было определено, что налоговым преступлением является, но не ограничивается, следующее намеренное поведение:
  • Отказ подчиниться законным требованиям бухгалтерского учета (включая, подготовку и использование ложных или неполных данных, не занесение данных, уничтожение данных и подготовка и использование поддельных документов);
  • Отказ подчиниться законным обязанностям по предоставлению информации (включая отказ от заполнения налоговой декларации по налогу на прибыль/доход или любого другого официального документа, на основании которого рассчитываются налоговые обязательства);
  • Включение ложной или вводящей в заблуждение информации (включая упущения в информации) в официальных документах, которое ведет к неправильному уменьшению подлежащих к уплате налогов;
  • Осуществление сделок или предприятий с целью не честного уменьшения сумм налогов, подлежащих к уплате;
  • Организация несостоятельности с целью воспрепятствовать сбору налогов;
  • Преднамеренное предъявление неправомочных требований о выплате или других прав;
  • Преднамеренный отказ от выполнения налоговых обязательств в результате, которого или намерением, которого будет незаконное уменьшение налогового бремени [2; Р. 11-12].

 

Однако значение этого документа было сильно нивелировано тем обстоятельством, что его отказались подписать… Швейцария и Люксембург, а Австрия сделала серьезные оговорки. Во-первых, она отказалась от признания вышеприведенного определения налогового преступления, в частности, потребовала, чтобы случаи, когда налогоплательщик выполнил обязанность по предоставлению налоговой декларации, но отказался заплатить налоги, не рассматривался в качестве налогового преступления. Во-вторых, Австрия потребовала, чтобы при запросе информации на основании соглашения об устранении двойного налогообложения указывалось, что данная информация запрашивается по уже возбужденному уголовному делу (административное или судебное производство). Таким образом, Австрия не препятствует сбору доказательств и проведению расследований по налоговым делам, но ограничивает использование своей банковской информации без достаточных на то оснований. [2; Р. 11]

 

Уменьшение сферы применения банковской тайны, легкий доступ налоговых органов к банковской информации уже сегодня негативно сказывается на процессах европейской интеграции и финансовой стабильности. Наиболее характерно проблемы связанные с этим выявило так называемое дело Дер Ведуве (Der Weduwe).

Данное дело выявило достаточно серьезную проблему, которая ставит под угрозу базовые принципы ЕС. В ЕС продекларирован т.н. принцип «единого паспорта», в соответствии с которым банк созданный в одном государстве ЕС может действовать на территории другого государства ЕС, получив на это разрешение только в своей стране и при условии соблюдения законодательства такого другого государства. Так и происходило до того момента пока в конце 2002 года Европейский суд не вынес решение по делу Дер Ведуве. Дело получило свое название по имени одного из сотрудников люксембургского банка, который обсуживал клиентов банка – резидентов Бельгии, по принципу «банковские услуги с доставкой на дом», т.е. в Бельгии. Так продолжалось до тех пор, пока против одного из клиентов банка не было возбуждено судебное разбирательство по подозрению (!) в уклонении от уплаты налогов и легализации преступных доходов, и этот сотрудник не был вызван в бельгийский суд для дачи свидетельских показаний. От дачи показаний он отказался и тем создал не разрешимую и на сегодняшний день задачу для ЕС. К слову, решение Европейского суда эту задачу не только не решило, но еще больше обнажило. Дело в том, что согласно бельгийскому законодательству отказ от дачи свидетельских показаний является уголовным преступлением. Одновременно, согласно люксембургскому законодательству этот банкир, как законопослушный люксембургский гражданин, был связан обязанностью, хранить банковскую тайну, под страхом … уголовного наказания. Таким образом, какое бы решение этот банкир не принял бы, он гарантированно совершал бы преступление. Фактически ему было предоставлено только право выбора тюремного заведения.

Решение Европейского суда, не касалось судьбы самого Дер Ведуве, но ставило целью разрешить конфликт законодательств двух стран членов ЕС, вынуждено было констатировать, что банковские власти Люксембурга не должны давать разрешения своим банкам действовать на территории других стран ЕС, так как сотрудники банков будут не в состоянии выполнить законодательство большинства других стран ЕС, где банковская тайна как таковая отсутствует. Но тем, самым суд закрепил и обратное положение – банковские власти других государств ЕС не должны давать разрешение своим банкам на ведение деятельности в Люксембурге, т.к. в этом случае уже они не смогут выполнять ключевые положения законодательства Люксембурга о банковской тайне [3; Р. 49-61].

Фактически решением был поставлен крест на принципе свободного перемещения капиталов и политике «единого паспорта» ЕС, с чем еврочиновники вряд ли смогут смириться. Равно как не стоит ожидать и того, что Люксембург откажется от своего ключевого и последнего конкурентного преимущества в рамках ЕС – финансового сектора, подпитываемого именно благодаря сохранившемуся институту банковской тайны.

 

Заключение

 

Сегодня понятие банковской тайны подверглась значительной эрозии. Лишь незначительное число государств сохраняет данный институт, преимущественно, неприкосновенным. В тех случаях, когда налоговые службы отдельных государств не в состоянии получить доступа к банковской информации, в ход идет более мощное оружие – «борьба с терроризмом» или «легализация преступных доходов».

Цель борьбы с банковской тайной одна – уменьшить конкурентные преимущества других государств, и тем самым, попытаться остановить отток капиталов из стран, которые неэффективный механизм государственного регулирования делает малопривлекательными для бизнеса и инвестиций.

В этой связи и законодателям других стран следует задуматься, стоит ли идти на поводу у таких международных организаций, в ущерб собственным экономическим интересам.

 

Использованная литература:

  1. Improving Access to Bank Information for Tax Purposes. OECD, 2000
  2. Improving Access to Bank Information for Tax Purposes. The 2003 Progress Report. OECD, 2003
  3. The EC Tax Journal, Volume 7, Issue 1, 2003
  4. Paul Coudret. Swiss Private Banking comes out of Its Ivory Tower // Private Wealth Management 1998/99
  5. Report on Banking Secrecy. Anti-Fraud and Anti-Money Laundering Committee and Fiscal Committee. The European Banking Federation. Brussels. April, 2004
  6. Bank Finance and Regulation. A Lex Mundi Multi-Jurisdictional Survey prepared by the Lex Mundi Bank Finance and Regulations Practice Group. September 2006

Банковская тайна и налоговое администрирование в странах Европы (часть 1)

Банковская тайна и налоговое администрирование в странах Европы (часть 2)

Банковская тайна и налоговое администрирование в странах Европы (часть 3)

No responses yet

Leave a Reply